January 5th, 2009

СВИРИДОВ ГЕОРГИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ "Из записных книжек" (окончание)


ВАЖНОЕ!

Русская культура неотделима от чувства совести. Совесть - вот что Россия принесла в мировое сознание. А ныне - есть опасность лишиться этой высокой нравственной категории и выдавать за нее нечто совсем другое.

+ + +

Такой композитор мало похож на древнего иконописца, он похож на бойкого "фарцовщика" [из-под полы продающего иностранцам - зачеркнуто, С. Б.], торгующего крадеными иконами из разграбленных правительством церквей. Для того, чтобы написать религиозную фреску, надо быть религиозным человеком по духу. Иначе - это будет формальное выполнение задания, имитация, бездуховность. Имитация - бездуховность.

+ + +

Православие - музыка статична, все внутри, в душе. Мелодия - хор - гимн. Восторг мира! Выразительность интонации. Идея - свобода. Инструмент - от Бога - голос, хор. ИРРАЦИОНАЛЬНОЕ.

Католицизм - музыка вся в движении, в динамике. Активность, воля, борьба, власть над миром. РАЦИОНАЛЬНОЕ. Фуга, мотет, конрапункт, инверсии, т. е. механические, умозрительные перестановки нот. Придуманный, сконструированный инструмент - орган, оркестр. Измышленная музыка, невыразительность интонации, но - формообразование. Конструктивизм, драматургия вместо интонации.

Распространенное в наши дни стремление окарикатурить русскую песню, русскую интонацию, шутовство, переходящее в ерничество. Этого как-то было слишком много. Приелось это желание унизить Русское, "идиотизм деревенской жизни", по выражению одного немецкого профессора.

+ + +

Об "эстрадных" поэтах 60-х годов. Закричав громко против вранья и объявив себя глашатаями истины (правды), эти (они) демагоги принесли с собою новый тип "вечноживу-чей" лжи, взамен "старой", которая к тому времени уже явно себя исчерпала.

3/VII-82года

Два типа художников

Первый тип - А. Блок, С. Есенин, Н. Рубцов, Мусоргский, Корсаков, Рахманинов - поэты национальные (народные). Они никому не служат, но выражают дух нации, дух народа, на него же опираясь. Подобного типа художники могут быть, разумеется, в любом народе, если есть предпосылки к их появлению, время как бы само рождает их. Второй тип художника - прислуга. Такой поэт или художник СЛУЖИТ силе. стоящей над народом и, как правило, чужеродной силе. Под видом национального беспристрастия, "интернационализма", в его, главным образом, американском понимании, он служит интересам обычно чужой нации, стремящейся установить свое господство над коренным народом. Примеров этого - много.

Когда-то, в годы перед первой мировой войной в России существовал такой футуристический салон братьев Бурлюков, салон был художественный и литературный. Позднее, когда начались Революционные события, эти братья быстро смекнули, что здесь происходит, им стало неуютно и они сочли за благо уехать, кажется, в США (где по слухам позднее неплохо жили, имея в Нью-Йорке ряд собственных доходных домов).

Это были весьма зажиточные буржуа, которые прикармливали молодого Маяковского, весьма активно, надо сказать, идеологически его обрабатывая и ориентируя всемерно, рекламируя его талант и сделали, надо сказать, ему большую и громкую славу этому талантливому поэту. Но они же и погубили его, в конечном счете!

Речь, однако, сейчас не о нем. Речь о том, что традиции этого салона оказались очень живучими. Именно в этом салоне был сформулирован лозунг "сбросить Толстого, Достоевского, Пушкина и прочих с парохода современности". "Рог времени трубит нами" и что-то в этом духе (? Проверить).[18]

Короче говоря, там были разные поэты, занявшие свое место в Русской литературе, Хлебников - свое, Бурлюк - свое, во всяком случае, они заняли большое место в Русской культуре, раз мы о них вспоминаем и говорим; негативное место.

Я не говорю о Маяковском (сложной и очень противоречивой фигуре), который у нас усиленно насаждался, особенно после знаменитой тирады, в которой он был назван: "Лучшим, талантливейшим поэтом нашей эпохи". Теперь - снова к нему возвратились и снова он насаждается в ущерб, надо сказать, другим поэтическим именам, особенно Есенину, имя которого как-то опять уведено в тень.

+ + +

Современный театр: Ефремова, Покровского, Эфроса, Любимова и tuti guanti. Царство вульгарности. Изгрязнили, загадили все русское: драму, оперу, поэзию, музыку, все, все!

+ + +

"Стиль в его целом прочно зависит от эпохи - от характерных для нее идей и представлений, а иногда оказывается реакцией на эти идеи, диктуется сопротивлением эпохе - как в самой литературе, так и за ее пределами" "Литература - реальность - литература" Д. С. Лихачев (стр. 96).[19]

+ + +

Вы люди принципиальные, в этом Вам не откажешь, Вы насаждаете в России шенбергианство, колонизируете нас по заветам Ант. Рубинштейна, который также насаждал здесь мендельсоновщину.

Возможно, что Вы и подобные Вам люди, делающие похожее в других областях жизни и преуспеет - обратите Русских в колониальный, бесправный народ (и сейчас он - полубесправный) без веры, без Бога, с выборочно дозволенной собственной культурой и историей, с оплеванным прошлым и неясным будущим. Тогда - Вы будете на коне и силой утверждаемые насаждаемые Вами кумиры обретут известность, но все равно никогда не обретут любви. Но возможно и другое, возможно что Вам не удастся попрать и окончательно унизить достоинство Русского человека, тогда Вы будете названы своими именами.

+ + +

Я навсегда сохраню благодарную память о таких людях, как И.(ван] И.[ванович] Соллертинский[20], общение с которым в Новосибирске в годы войны имело для меня большое значение, Г. Н. Хубов[21], а позднее Ю.В. Келдыш[22], руководившие журналом "С.[оветская] М.[узыка]" в пятидесятые годы и многое сделавшие для того, чтобы мою музыку лучше узнала музыкальная общественность. Сохраняю я благодарность и критикам А. Н. Сохору, Л. В. Поляковой[23], И. В. Нестьеву[24], серьезно, внимательно относившимся к моей музыке и старавшимся прояснить сущность моей творческой позиции, понять, растолковать мои намерения.

Я сохраняю самую благодарную память о Р. М. Гофмане[25], чьи слова о себе я прочел гораздо раньше нашего личного знакомства.

Р.М. Гофман (сын хорошо известного в дореволюционные годы петербургского поэта-символиста и критика) был человеком редкого таланта и совершенно исключительной образованности. Это тот тип просвещенного русского человека, который ныне почти не встречается. Его отношением ко мне я очень дорожил и горько переживал его безвременную кончину.

+ + +

Я хочу говорить так, чтобы меня понимали, понимали смысл того, о чем я хочу говорить. Я хочу, чтобы меня, прежде всего, понимали те, кто понимает мой родной язык. Стучусь в равнодушные сердца, до них хочу достучаться, разбудить их к жизни, сказать о ней свои слова, о том, что жизнь не так плоха, что в ней много скрытого хорошего, благородного, чистого, свежего. Но слушать не хотят, им подавай "Вальс" из "Метели"...

Те же, кто считает себя знающими любителями искусства, с ними мне совсем нечего делать. Их интересует искусство - как побрякушка, секрет которой им потребно разгадать, и в этом - все их удовольствие. О какой-либо сущности искусства нет и речи, наоборот, ценится "искусство" без всякой сущности, без души, без восторга.

"Мира восторг беспредельный - сердцу певчему дан". Это - и есть драгоценная ноша художника, драгоценный божественный изначальный дар. Без него искусство мертво, это всего лишь пустая побрякушка. Она может быть примитивно-простой или замысловатой, это не играет никакой роли; и в том и в другом случае она не содержит в себе жизни, ибо великое искусство всегда живое искусство именно.

Теперь же часто производится и усиленно насаждается искусство от рождения мертвое, игра ума при сухости сердца. Между тем, Великие творцы напоены, можно сказать, божественным восторгом, вспомните, например, Вагнера или Мусоргского.

+ + +

Занимаясь отбором песен для кинофильма " 10 дней, которые потрясли мир", я выяснил достоверно, что Революция (не только октября 1917-го года) и все революционное движение на протяжении десятков лет, не создали ни одной своей песни. Все песни Революции - это немецкие, французские (Варшавянка, Интернационал), польские и т.д. песни.

Ни одной песни Русской: "Беснуйтесь, тираны", "Смело, товарищи, в ногу", "Красное знамя", Марсельезы разных родов. Ни одной своей ноты и, кажется, ни одного русского слова.

Это - не только удивительно. Россия и Революция оказались духовно несовместимыми. А сама Революция - по выражению Блока - оказалась совершенно "немузыкальным" явлением.

Тексты песен принадлежат, большей частью, Еврейским авторам. Родоначальником этой поэзии в России оказался Надсон с его нытьем и абсолютным отсутствием поэтического видения мира.

+ + +

Т.[аким] образом, есть три слушания:

1) Глубокое, полное - обыкновенное, слушательское, с чистым сердцем, открытым музыке и потому много воспринимающее;

2) Известное по впечатлениям других, книгам и т.д., т.е. по зараннеее составленному представлению;

3) И, наконец, образованное предварительно, профессионала, воспринимающего, большей частью, заданное. Видно, что это писал не музыковед, а композитор, человек, обладающий "внутренним" слышанием музыки, которому (слышно) доступно то, что ускользает от часто просто "слушателя" и, особенно, от музыковеда, часто слушающего уже "заданно", желающего услышать не то, что звучит, а то, о чем уже задано.

 

Комментарии

18. "Только мы - лицо нашего Времени. Рог времени трубит нами в словесном искусстве.
Прошлое тесно. Академия и Пушкин непонятнее гиероглифов. Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с парохода современности" - Д. Бурлюк, Александр Крученых, В. Маяковский, В. Хлебников. Пощечина общественному вкусу - Цит. по изд.: Пощечина общественному вкусу Стихи. Проза. Статьи. - (М., 1913], с. 3.

19. Цитата приводится по след. изд.: Лихачев Д. С. Литература - реальность - литература. Л., 1984, с. 96.

20. Соллертинский Иван Иванович (1902-1944). Советский музыковед, театровед, балетовед и литературовед. В 1923 окончил Институт истории искусств в Петрограде, в 1929 г. там же аспирантуру по истории музыкального театра, в 1924 романо-германское отделение факультета общественных наук Ленинградского университета. С 1920-х гг. преподавал в высших учебных заведениях, в т. ч. в Хореографическом училище, Институте сценических искусств (Театральный институт), Институте истории искусств, Педагогическом институте, а также в 1930-31 и 1935-1941 в Ленинградской консерватории (профессор с 1939). В 1929-1944 редактор, лектор, зав. репертуарной частью, с 1940 - худож. руководитель Ленинградской филармонии.

21. Хубов Георгий Никитич (1902-1981). Советский музыковед и муз. -общественный деятель. В 1920-1922 занимался по классу фортепиано в Одесской и Тбилисской консерваториях. В 1930 окончил Московскую консерваторию по классу фортепиано и инструкторско-педагогический факультет. В 1932-1935 науч. ред. в изд. Сов. Энциклопедия. В 1932-1939 зам. гл. редактора, в 1952-1957 гл. редактор ж. "Сов. Музыка". В 1941-1945 гл. редактор муз. вещания Всесоюзного радио; в 1946-1952 консультант по вопросам худож. вещания в аппарате ЦК КПСС. Секр. Правд. Союза композиторов СССР (1952-1957).

22. Келдыш Юрий Всеволодович (1907-1995). Советский музыковед. Доктор искусствоведения. В 1930 окончил научно-композиторский факультет Московской консерватории. В 1926-1932 чл. РАПМ. В 1946-1950 ст. науч. сотр. Института истории искусств АН СССР. С 1950 зам. Директора по научной части, в 1955-1957 директор Ленинградского НИИ театра и музыки. В 1961-1974 зав. сектором музыки народов СССР Института истории искусств Мин-ва культуры СССР. В 1957-1960 ред. Ж. "Сов. Музыка". С 1949 чл. Главной редакции "Большой советской энциклопедии", с 1967 гл. ред. "Музыкальной энциклопедии". Секретарь Правления Союза композиторов СССР (с 1974). Чл. Комитета по Ленинским и Государственным премиям при Совете Министров СССР (с 1971). В 1958-1965 чл. Высшей аттестационной комиссии Министерства высшего и среднего специального образования СССР. В 1930-1950 и с 1957 преподавал в Московской консерватории (с 1948 профессор, в 1946-1949 зав. кафедрой истории русской музыки), в 1950-1956 - в Ленинградской консерватории.

23. Полякова Людмила Викторовна (1921-1994). Советский музыковед. Доктор искусствоведения. Оконч. в 1949 теоретико-композиторский факультет Московской консерватории, в 1953 - там же аспирантуру В 1948-1949 муз. редактор Всесоюзного радио. В 1950-1953 преподаватель Московской консерватории. В 1959-1960 зав. отд. редакции ж. "Сов. Музыка". С 1961 по год смерти ст. науч. сотрудник Института истории искусств (Института искусствовзнания). Автор нескольких работ о Г. В. Свиридове: Вокальные циклы Г. В. Свиридова. М., 1961,2-е изд. 1971; "Курские песни" Г. Свиридова. М. 1970 и ряда статей о композиторе.

24. Нестьев Израиль Владимирович (1911-1993). Советский музыковед. Доктор искусствоведения. В 1928-1932 учился в Тбилисской консерватории по кл. фортепиано. Окончил в 1937 историко-теоретический факультет Московской консерватории, в 1940 - здесь же аспирантуру В 1929-1932 лит. сотрудник радиовещания в Тбилиси. В 1937-1938 зав. отд. газеты "Музыка". В 1939-1941 отв. секретарь ж. "Сов, Музыка". В 1941-1945 в Советской армии. В 1945-1948 гл. муз. редактор Управления муз. вещания Всесоюзного радио. В 1954-1959 зам. гл. редактора ж. "Сов. Музыка". С 1956 доцент Московской консерватории (с 1974 профессор). С 1960 и до конца жизни ст. науч. сотр. Института истории искусств (Института искусствознания).

25. Гофман Ростислав Модестович, <...> (1915-1975), французский музыковед, писатель, журналист. Сын Модеста Лю-двиговича Гофмана, первого хранителя Пушкинского музея-квартиры на Мойке в Санкт-Петербурге. Сотрудник различных журналов, в том числе известного журнала "Диапазон", вел передачи на Французском радио "Музыка от А до Z", профессор Русской консерватории в Париже, читал лекции в Парижской Национальной консерватории. Автор различных трудов по истории русской культуры, литературы и музыки. Его перу принадлежат биографии Мусоргского (1952), Римского-Корсакова (1958), Чайковского (1959), Шостаковича (1963), Прокофьева (1964). Первая работа, в которой Гофман открыл французам Свиридова была монография "Музыка в России от начала до наших дней", La musigue en Russie des origines a nos jours (1957).

 

O записных книжках Свиридова

В личном архиве Г.В. Свиридова в Москве хранятся тетради с записями мыслей Георгия Васильевича Свиридова. Тетрадей этих - свыше сорока, все они - в клетку, преимущественно, 96-ти страничные. Некоторые из них пронумерованы. На обложке одной есть нечто вроде заголовка - "Разные записи".

В них можно найти и собственно мысли, плоды долгих размышлений, бесед с друзьями и своеобразных авто-диалогов (очень часто можно было встретить на дорожках академического поселка в Ново-Дарьино бредущего с палкой композитора, оживленно разговаривающего с... самим собой). Здесь и заметки бытового характера, адреса и фамилии, планы будущих работ, списки сочинений, черновые наброски писем, воспоминания.

Записи Георгий Васильевич вел преимущественно сам, но иногда просил записывать кого-либо из родных, главным образом, свою супругу Эльзу Густавовну Свиридову, урожд. Клазер (25.04.1925 - 16.05.1998). К одной тетради он мог возвращаться через много лет. Как правило, он доходил до середины и потом начинал новую тетрадь. Вероятно, при переходе на вторую половину тетради писать становилось неудобно.

Помимо тетрадей Георгий Васильевич записывал мысли на отдельных листках, в записных книжках, телефонных и адресных справочниках, на чем попало. Средством фиксации внезапно пришедшей мысли становился любой пригодный для этого носитель. Часть своих размышлений вслух он записал на магнитофон. Не говорю уже о записях на полях газет, журналов, пометы в книгах. Довольно много записей сохранили и нотные рукописи.

Впереди - большая и кропотливая работа по выявлению всего круга источников, связанных с жизнью и творчеством композитора. Работа эта только начинается. В настоящее время я составил и готовлю к публикации Полный список произведений композитора. Совместно с моим братом, В.С. Белоненко, историком-архивистом, мы приступаем к инвентаризации и научному описанию рукописей. В этом году Фонд планирует выпустить в свет "Песнопения и молитвы", произведение, ставшее последним в жизни Георгия Васильевича, отредактированное и подготовленное им самим к печати. С этой публикации начнет осуществляться проект издания 34-томного Полного собрания сочинений композитора, что, кстати, предполагалось Указом Президента Российской Федерации N579 от 25 мая 1998 года "Об увековечении памяти Свиридова Г.В.".

Строго научное издание всех записных тетрадей Г.В. Свиридова с подробными комментариями - дело будущего. Наша задача состоит в том, чтобы познакомить общественность с никому неизвестным литературным наследием композитора. На наш взгляд, это еще отнюдь не "голос минувшего"...

Предлагаемая читателю тетрадь N10 велась композитором в начале 1980-х годов. Крайние даты, отмеченные в ней - 11/Х-81 г. и 14/УП-82 г. Писалась тетрадь рукой самого Георгия Васильевича и его женой. В некоторых случаях на одном и том же листе можно найти записи разными чернилами.

Как и другие тетради, близкие по времени написания, тетрадь N10 представляет собой сборник кратких, афористичных эссе, преимущественно философско-эстетического характера. При кажущейся пестроте тем и сюжетов записей, можно понять, что являлось стержневой, главной темой тетради. В середине ее можно прочитать: "о потере духовной самостоятельности. Важнейший вопрос для всей нашей культуры и всего искусства". Свиридов высказывает свое понимание того водораздела художественных течений, который он наблюдал в современной ему советской художественной культуре. "Размежевание - идет по самой главной, основной линии человеческого бытия, по линии духовно-нравственной. Здесь - начало всего, - смысла жизни!" Отсюда и его видение современного музыкального, литературного и театрального процессов, оценка творчества тех или иных композиторов, поэтов, отдельных сочинений, деятельности учреждений культуры, СМИ и пр. Начало 1980-х годов стало для композитора заметным творческим рубежом. Конец брежневской эпохи был отмечен рождением поэмы для голоса с фортепиано "Отчалившая Русь" на слова С. Есенина (1977) и концерта для хора "Пушкинский венок" (1980). Возвращение к поэзии А. Блока, замысел мистерии "Россия", работа над хоровым циклом "Песни безвременья" (1981) знаменовали наступление нового этапа. В рабочих нотных тетрадях появились первые наброски хоров на литургические тексты - началось длительное восхождение к последней вершине свиридовского творчества, "Песнопениям и молитвам" (1980-1997). Тетрадь N10 дает возможность соприкоснуться со свиридовским строем мыслей этой поры.

Ставя перед собой чисто публикаторскую цель, мы исходили из того, что современный читатель не нуждается в подробных комментариях, так как в "Разных записях" Георгия Васильевича речь идет о вещах известных многим, о фактах, свидетелями которых осталось большое число очевидцев. Так как мы обращаемся к довольно широкой читающей аудитории, то старались комментировать только малоизвестные имена или источники, порой уточняя цитаты, приводимые Георгием Васильевичем на память. Текст тетради N10 дается с незначительными сокращениями. Все сокращения отмечены угловыми скобками.

16 декабря 2000 г. исполнится 85 лет со дня рождения Г.В. Свиридова. К этой дате Национальный Свиридовский фонд намерен подготовить, а издательство "Молодая гвардия" - выпустить в свет "Разные записи", куда должны войти тексты из всех записных тетрадей композитора.

Александр Белоненко, президент Национального Свиридовского фонда.

Подготовка текста к публикации - Серафима Белоненко.
Общая редакция, сопроводительная статья и комментарии - Александр Белоненко.


Источник: журнал "Роман-газета XXI век"

Подготовка текста к публикации - Серафима Белоненко. Общая редакция, сопроводительная статья и комментарии - Александр Белоненко

С уважением, Сергей Русанов